Книга, которой пока нет названия (Часть3)

Глава 11.

В моих путешествиях я усвоила одно беспроигрышное правило – всегда улыбаться.  Потерялась в чужом городе, опоздала на самолет, пропал багаж – всегда ко мне улыбающейся на помощь приходили чудеснейшие люди. Потом эти случайные помощники нередко становились моими добрыми приятелями, но об этом в другой раз!

Итак, после 12-часового перелета я сидела на деревянной лавке и улыбалась индусам... 

Я встретилась глазами почти со всеми, кто находился в той комнате, и, к моменту, когда подошла моя очередь, и, я протянула доктору свою руку, все мои друзья по улыбкам дружно стояли за моей спиной и вслушивались в то, что говорит мне врач. Удивительным чудом, услышьте меня – чудом стало то, что один из присутствующих мужчин начал переводить слова доктора на английский язык. Вы скажете – ну, и что же здесь особенного? – Да в общем-то только то, что в той части Индии, куда меня занесло, англоговорящих индусов было слишком мало! Ничтожно мало для того, чтобы встретиться с одним из них вот так – в очень нужное время и в очень нужном месте! 

- В твоем теле есть семь болезней: горячая кровь, отек печени, отек кишечника, отек желудка, воспаление поджелудочной, киста в матке и слишком мало красных кровяных телец! Есть еще проблемы с сердцем, но там пока не болезнь… – врач говорил это быстро и с улыбкой, а переводчик старательно чеканил каждое слово так, чтобы я могла осознать сказанное – как-никак мы находились в плоскости медицинских терминов…

- Вы видите только семь болезней?.. – переспросила я. Мне показалось, что мое дыхание начинает медленно сбиваться… Черт! - ведь я же бросила все, приехала на другой континент, а моя надежда - «чудо-врач» даже не видит РС!

- Эти семь болезней очень мешают тебе жить! Ты чувствуешь боль… Ты не можешь нормально жить! 

О! Фраза про боль и ненормальность жизни мне, прямо скажу, – понравилась. Это было как раз то, что я и собиралась обсуждать! И вдруг меня осенила догадка: а что, если индус видит болезнь, но просто не знает таких слов… - Рассеянный, видишь ли, склероз!!! 

- Доктор, спасибо! Но знаете - панкреатит и киста – это не проблема! – взволнованно затараторила я. Мой диагноз- рассеянный склероз и опухоль в мозге!! Вы понимаете?

— Понимаю. То, о чем ты говоришь – это не проблема, - улыбаясь, ответил доктор. Горячая кровь! Не будет горячей крови, не будет ни рассеянного склероза, ни опухоли. Будет здорова печень и кишечник, будешь здорова и ты! Я могу тебя вылечить!

 

Наверное, мое состояние после услышанного называлось «ступор»! Ведь все, решительно все складывалось не так, как я воображала! 

Я ведь была уверена в том, что у нас с врачом будет длинная беседа именно о моем диагнозе, будут наводящие вопросы, задания типа поднять руку и постоять на одной ноге… Я ждала от врача, которого я вижу впервые в своей жизни, рассказа о динамике предстоящего лечения… И еще, конечно же, я ожидала сочувствия и длинной вдохновительной речи о том, что жить я буду долго, здорово и счастливо! Но вместо всего этого я получила двухминутный рассказ о каких-то семи болезнях, которые, как мне казалось, вообще не имели к делу никакого отношения!!! 

 

Мне казалось, что я физически слышу, как тикает секундная стрелка…

 

Я продолжала неподвижно сидеть перед врачом, и мои мысли сбивались в какой-то комок налетающих друг на друга вопросов: неужели все так просто? Что, я должна сейчас все бросить и лечить панкреатит?.. А вдруг, это какой-то неправильный врач? Вообще, почему мой прием занял всего несколько минут?! Нет, все решительно не может быть так просто! Или может?.. 

Но знаете, что удивило меня тогда больше всего?

В те минуты, когда я молча сидела перед врачом, мозгуя свои глупые домыслы, ни один человек из находящихся в комнате не произнес ни звука – врач терпеливо ждал, пока его новая пациентка осознает происходящее, люди в очереди не высказали ни одного упрека в том, что их задерживают, молчал и мой переводчик. 

Мне казалось, что молчал весь мир, давая мне долгожданную возможность остановиться, понять и осознать... Я действительно не знаю, сколько минут я просидела в немом полете перед тем, как неожиданно для самой себя смогла сформулировать адекватный вопрос: 

- А что такое горячая кровь?

- Сейчас в твоей крови очень много ядов, инфекций, токсинов, вирусов, и, поэтому ее температура выше, чем должна быть в норме у здорового человека. Из-за высокой температуры, кровь движется по сосудам быстрее, чем нужно. Потому ты и болеешь, - рассказывал мне, жестикулируя и немного запинаясь, переводчик. 

- Вы, белые люди, всегда хотите много знать! Вы думаете, что так легче! Если хочешь, я объясню: самые главные органы твоего тела – поджелудочная, печень и кишечник – не здоровы! Поэтому, они не могут убивать все яды и токсины, которые попадают в твое тело вместе с едой, - переводчик очень живо жестикулировал, видимо, пытаясь наиболее точно переводить сказанное врачом. - От этих ядов и токсинов твоя иммунная система не может работать хорошо, она ошибается и делает не то, что надо! Потому появляется твоя болезнь! Но когда кровь остынет, а твоя печень сможет делать свою работу, болезнь уйдет! Понимаешь? 

В тот самый момент я осознала, что у меня непроизвольно получилось нарушить обычный ход вещей в кабинете нашего врача: все индусы, сидевшие на двух длинных скамейках, оживленно слушали рассказ доктора, и, видимо, проникнувшись новым знанием, понимающе кивали головами. 

А что я? – От объяснений вайдьяджи мне действительно стало легче! Мой европейский мозг успокоился от того, что сумел сложить плюс минус логичное объяснение тому, что происходило в обычном, ничем неприметном доме теперь уже моего индийского врача. 

— Вот твои лекарства и инструкция! Здесь написано, что нужно пить десять литров воды, но тебе нужно пить еще больше! Потому что твоя кровь слишком горячая!  - говоря это, врач улыбался… Вместе с ним улыбались и другие люди, присутствующие в комнате - случайные встречные, темнокожие индусы улыбались так, как будто желали мне удачи в предстоящем пути, как будто верили в то, что все неизбежно закончится хорошо…  

- Доктор, я все поняла, спасибо! – соврала я… На самом же деле, я очень плохо понимала, как буду выпивать по 10 литров воды в день, но я совершенно не врала врачу в том, что буду делать все, чтобы это получилось! 

Отсчитав ровно 700 рупий, я сгребла свой кулек с лекарствами и начала продвигаться к выходу. То ли благодаря объяснению врача, то ли благодаря индийским улыбкам, но мне было очень светло на душе, хорошо – я как будто вынырнула из сна, как будто обнаружила внутри себя резервный источник энергии… 

Да что же я приуменьшаю!!! – Меня просто распирало состояние неуемного счастья – наконец-то я встретила человека, который уверенно сказал: «Я понимаю твою болезнь! Я тебя вылечу!». Вы поймете мои чувства только при условии того, если вы когда-нибудь стремились к чему-то много лет, а потом все же получали желаемое! В ту минуту в комнате, обклеенной плакатами индийских богов, мне хотелось одновременно и всего – прыгать, визжать, с кем-нибудь обниматься… Но я же воспитанная женщина! Воспитанная, умная и интеллигентная! И не престало мне скакать выше неба в обществе едва знакомых людей!.. 

- Спасибо! Большое спасибо! – я кивала головой в сторону доктора, в сторону моего чудесного переводчика, в сторону всех индусов, присутствующих в комнате, и, продолжала продвигаться к выходу. Вот уж не помню, почему, но выходить из дома я решила задом, так, чтобы не поворачиваться к доктору спиной…! Видимо, мне показалось, что так я могла бы выразить вайдьяджи больше уважения и почтения… 

Но, к сожалению, благодарному и благородному выходу белой женщины помешал порожек, за который я зацепилась в процессе своей попятной, и, едва не распласталась прямо поверх кучи индийских тапочек…

- Харе Кришна! – врач кивнул мне головой, и, улыбнувшись моим прощальным маневрам, протянул свою руку в направлении следующего пациента. 

- Харе Кришна!  - эхом вторили сидящие на скамейках индусы. 

- Харе Кришна! – машинально пробормотала я… и, обув кеды фирмы Camper, направилась в сторону такси. 


Глава12

«Моя голова похожа на шкаф, доверху забитый вещами. Какие-то важные знания, актуальные мысли, большие цели, срочные необходимости... а ещё больше мыслей, которые просто есть... Уже ненужные, но хранимые как будто на потом, они прыгают глупыми кузнечиками, отвлекая и очень мешая жить. Но ведь никто не выбрасывает прошлогодние платья до тех пор, пока в шкафу есть свободное место! Так и мысли. Мой мозг- мой виртуальный шкаф- переполнен! Почти не осталось свободного места - для внеплановой нежности. Для мечты неразумной и легкой. Я думаю, что от этого и болеет мозг»- так я написала в своем дневнике, лежа на кровати гостиницы индийского города Вриндаван. Именно во Вриндаване по научению Маши мне предстояло провести ближайшие месяцы своей жизни. 

Моя гостиничная бронь была сделана на 3 дня. Именно столько времени я отвела себе на поиск постоянного места жительства и организацию всего необходимого для своего лечения. Целых 3 дня! В первый день я решила сделать то, чего я хотела очень долго и искренне – ни о чем не думать и просто спать! Это был практически первый раз в моей жизни, когда мне было просто некуда спешить! 

 Засыпая, мне хотелось представить, какой же страной станет для меня Индия… 

Что изменится во мне после того, как когда-нибудь я вернусь обратно домой?

С какой целью мои юморные Боги заслали меня в эту глушь?

Мне пришла в голову мысль, показавшаяся мне настолько гениальной, что я снова открыла дневник и записала: 

«Путешествовать в одиночку – чудесный способ найти себя и свое. 

Утром ты выходишь из дома в новый незнакомый мир и за тобой не тянется хомут из жизненного опыта, а твои бесконечные социальные роли матери, замужней женщины и руководителя остаются на расстоянии тысяч километров– и ты свободна!  

В новом городе всегда есть время и возможность стать кем-то другим. И это будет не вранье! А просто какая-то подавленная и незаметная часть тебя позволит себе выйти вперед! Зная, что ты здесь временно, и,скорее всего больше никогда не встретишься с этими людьми, можно, не боясь прослыть унылым меланхоликом или легкомысленной подружкой, дни напролет плакать или шататься по дискотекам. Можно ослабить хватку самоконтроля и на недельку стать беспечным сладкоежкой, пропадая в булочных и кондитерских. 

Можно молиться. Даже если ты не умела делать этого прежде. Молиться  в любом месте и любому Богу- без правил, а так, как хочешь и чувствуешь. 

А можно молчать. Жить, смотреть, молчать и искать. Часто важное находится там, где ты и не думала разыскивать – прямо внутри тебя, и, всего-то нужно остановиться ненадолго – замолчать и просто услышать. 

А еще в путешествии можно остаться тем, кем привык быть! Можно менять города и страны, но где бы ты ни был – тащить за собой работу, семейные проблемы, десятки подружек, комментирующих твою жизнь в твою же телефонную трубку…

Кем я стану в Индии?» 

 

Выспавшись, я начала рассматривать бутылки, порошки и таблетки, выданные мне доктором. Их действительно было девять. В приложенной к ним инструкции сообщалось, в каком количестве и в какой последовательности все это принимать. 

Главный ребус ждал меня прямо в описании лекарства с номером1… Согласно инструкции нужно было размельчить какой-то корень, потом получившийся порошок просеять и смешать с жидкостью из бутылки, маркированной цифрой 1 в консистенции достаточной для того, чтобы это все могло склеиться… После этого полученное вещество следовало разделить на 30 равных частей с тем, чтобы слепить из этого всего тридцать шариков…

После этого требовалось эти самые шарики высушить… Обязательно на солнце!..

Я вытащила из пакета с лекарствами этот самый корень… - коричневый, сморщенный, витиеватый, достаточно твердый для того, чтобы я могла самостоятельно разрезать его на части, а потом смолоть в кофемолке, которую я по научению Маши не забыла захватить с собой из дома…

Но сито? Где взять сито, чтобы все это просеять и сколько именно жидкости надо налить, чтобы слепить шарики… Сколько они сохнут? 

Решив отложить трудный вопрос первого номера, я начала читать дальше – лекарство номер 2 – лимонно-желтый порошок, который также следовало разделить на тридцать равных частей и принимать вместе с медом ровно через пять минут после поедания шариков. Мед, а точнее то, что индусы называют медом, тоже прилагался - в пятидесяти граммовой бутылочке… Я представила, как я буду делить порошок на тридцать равных частей, потом накладывать эти части в ложечку… И мне захотелось смеяться вслух… В первом случае в моем сознании то и дело возникали образы кокаинщиков, делящих наркотик с помощью пластиковых карт. Вливание меда в порошок вызывало в моем сознании ассоциации с образами великих химиков, которые капают в ложечку содержимое каких-то мензурок… 

Лекарство номер три представляло собой сразу три таблетки – черного, красного и коричневого цветов. Было видно, что таблетки эти имели явно не аптечное происхождение, а были слеплены как будто вручную?.. Их надо пить одновременно ровно через пять минут после желтого порошка и запивать одним литром воды! Фраза про воду была выделена прямо большими буквами – то ли для важности, то ли для тех, кто плохо видит…

Но больше остальных меня заинтересовало лекарство под номером 4 – оно было налито в пол литровую бутылку. Пойло было оранжевого цвета и в инструкции было рекомендовано употреблять его через трубочку! Инструкция также предупреждала, что четвертый номер оказывает на организм какую-то серьезную нагрузку, от него чернеют зубы, а в час, следующий после приема номера 4 возможны тошнота, головокружения, рвота и слабость. Но ни в коем случае – эта фраза была написана большим шрифтом и даже подчеркнута – ни в коем случае не останавливайте никакие возможные реакции вашего организма, и, ни в коем случае не пейте воду! – В течении часа после четвертого номера категорически запрещалось есть, пить, и даже промачивать язык салфеткой…

- Дела, - подумала я… 

От чтения меня отвлек телефонный звонок – это была Маша. Это был уже третий звонок за сегодняшний день, и он был, как нельзя кстати – мне очень хотелось расспросить то, что я не поняла по пунктам 1 и 4. 

- Ну, ты как? Рассказывай! Как тебе Вриндаван?

- Пока не видела ничего, кроме своей гостиницы… Комната, кстати, ничего такая – большая, светлая, есть тут у меня и ванная!

- А горячая вода есть?

- Маша, конечно, есть, что значит – нет горячей воды!!! - Я подумала, что, может, я останусь здесь жить? Сейчас только надо разобраться мне с лекарствами – что тут куда… Поможешь? 

- Лен, а где ты будешь брать десять литров питьевой воды ежедневно? А готовить ты как будешь?

- Думаешь, не договорюсь в отеле?

- Лена, ты не договоришься в отеле!!! Тебе важно быть уверенной в том, что в твоей еде нет никаких ингредиентов и специй, которые тебе нельзя. А нельзя тебе, Лена, практически ничего! Ты действительно думаешь, что индусы-повара будут трепетно передавать по смене пожелания одного единственного постояльца?! Я тебя прошу – не гони и сделай так, как я тебе говорю! Поселись в семье, о которой я тебе рассказывала, начни лечение, освойся в Индии, а там дальше посмотришь! Если ты сейчас начнешь делать глупости, то у тебя не ничего получится!

Аргументы Маши звучали железно, но толика сомнений у меня все же оставалась – я очень-очень не хотела жить в непосредственной близости с незнакомыми мне людьми, но мысль про воду, про готовку еды, а самое главное – про лепку и сушку шариков очень подталкивала меня к тому, чтобы согласиться с Машей. 

- Расскажи мне про лекарство номер один? Как лепить эти шарики??? И что за страхи там рекомендовано ожидать после номера 4?

- Лена, давай позже тебе все расскажу – я сейчас за детьми бегу в сад. Я на пару минут позвонила, просто узнать, что у тебя все в порядке. Ты знаешь, что сейчас сделай? – Пойди на базар и купи себе нормальную одежду! А то в джинсах и в футболке жить в местном климате тебе будет непросто! 

- Все, я уже не могу говорить. Если что – звони!

Глава 13

 

Ну, здравствуй, Вриндаван! 

В хорошем и бодром настроении я вышла из своей гостиницы, сразу же попав на одну из главных Вриндаванских улиц. Целью моего выхода было немного прогуляться по городу, в котором мне предстояло прожить несколько месяцев, купить себе какую-нибудь местную одежду, а еще раздобыть какой-то приятной еды к ужину. 

В путеводителе сообщалось, что я нахожусь в городе пяти тысяч храмов, в священной Мекке для последователей индуизма! В том же путеводителе значилось, что именно здесь по легенде родился и вырос Кришна, являя миру многочисленные чудеса и мудрости. По берегам местной реки он гулял со своей возлюбленной Радхой, которая, кстати, тоже была глубоко почитаема верующими. Она была мягче и снисходительней к человеческим страстям и желаниям, а потому, обращение к ней с мирскими просьбами считалось более правильным и эффективным. Помню, что индийская Радха показалась мне чем-то похожей на нашу деву Марию. Но разобраться во всех тонкостях местной религии я планировала позже, а в тот день я собиралась максимально хорошо изучить территорию.  

 

Iphone свидетельствовал о том, что температура воздуха составляла 30 градусов, но также подчеркивал, что ощущается эта самая температура как 37… Через несколько минут прогулки я на собственной шкуре осознала правильность оценки телефона - моя футболка стала влажной, а джинсы – начали медленно прилипать к ногам. Но нам ли обращать внимание на такие мелочи?..

 

Я шла, или правильнее сказать, пыталась пройти по вриндаванской улице и испытывала шок от того, куда я попала! Впервые в своей жизни я созерцала дорогу, на которой было негде упасть яблоку – не в переносном, а в буквальном смысле этого слова! Все пространство было запружено автобусами, рикшами, быками, устрашающе стоящими вдоль обочины, обезьянами и огромнейшими толпами паломников, фанатично протискивающихся между транспортом и животными. Все это одушевленно-неодушевленное месиво было призывно разноцветным, отвратительно громким и плохо пахнущим! Оно двигалось нагло, бойко расталкивало друг друга, гудело, говорило, мычало и сигналило в клаксон. Ни о каких правилах дорожного движения или приличия не шло и речи. 

Приглядевшись к тому, что происходит, я заметила, что самыми главными в этом месиве были автобусы – они были самыми большими, а потому проезжали все перекрестки первыми. А мужчины, будучи сильнее, или в силу пока что неизвестных мне правил этой страны, тоже всегда проходили вперед, отодвигая локтями проходящих рядом женщин. Не терялись и женщины! Они тоже подталкивали друг друга, а еще и меня! Хотя я на правах белой туристки-чужестранки ожидала какого-то более лояльного отношения…

Но больше всего меня удивляло то, что все участники движения улыбались и радовались так, как будто шли, не иначе, как по раю! Индуски в богато расшитых сари, нищие босые старцы, малые дети, мужчины с состоятельным видом, лохматые попрошайки – все перемешались в единую гулкую толпу и ровными рядами двигались в сторону поклонения своим святыням, на ходу читая молитвы, распевая мантры и перебирая четки. 

- Маша, это трындец, а не город! Я впервые в жизни не могу сориентироваться на местности! Не могу найти на гугл картах, где здесь магазин и рестораны какие-то? 

- Ты там супермаркеты ищешь что ли? – Маша откровенно хохотала! 

- Маша, кушать хочется!.. Я в ресторане отеля заказала себе что-то – не воспроизведу названия, но когда они мне принесли это, то я поняла, что лучше чуточку поголодать!

- Лена, ну я тебя предупреждала, что будет все не так, как ты знаешь и представляешь! Езжай сейчас на Лой Базар, только обязательно скажи рикше, чтобы довез тебя не просто до базара, а до Ганготри Шоп! Для начала переоденься, а потом рядом с этим магазином купи себе фруктов! Лена, только, пожалуйста – аккуратно! Не вздумай нести фрукты в руках, а еще лучше – есть их прямо на улице! 

- Ты опять меня пугаешь на ровном месте? Какие опасности таят в себе индийские бананы? 

- Лена, не бананы, а обезьяны! Не успеешь опомниться, как спрыгнут на тебя сверху, отберут фрукты, а еще и лицо расцарапают напоследок! С рикшами тоже не расслабляйся – перед тем, как сесть, согласовывай с ними цену. От твоей гостиницы до Базара индусы платят 20 рупий с человека. Твоя задача – заплатить не больше 100. После того, как переоденешься в нормальную одежду, будешь доезжать за 50, а пока придется немножко переплатить…

- Священный город, твою мать!

- Но самое главное - не вздумай ругаться и даже думать плохо об Индии! Это не проходит бесследно, поверь мне на слово! 

- Маш, ладно! Ты меня успокоила, направила, так сказать… Пойду еще на рикше покатаюсь – авось там проникнусь священной благостью и всеобщим весельем…  

 

Дальнейшее я в подробностях описывать не стану. 

Если вы можете себе представить, как скользит табуретка по кочкам, то, считайте, что вы знаете, как едет рикша по вриндаванской дороге… Обматюкав про себя всех и вся, я все же доехала до базара и переоблачилась из своих джинсов в цветастую юбку в пол и в рубашку кораллового цвета... Хотите верьте, хотите – нет, но других более сдержанных и осмысленных цветов в этом самом магазине просто не было! 

Выбравшись из шопа в своих новых разноцветных и праздничных нарядах, мне предстояло познать новый уровень укомплектованности пространства – то ли от того, что это был базар, то ли потому, что настали какие-то особенные кришнаитские часы, но давка на улице была такой, что между людьми, коровами и свиньями негде было упасть и половине яблока!

Я чувствовала, что моя ознакомительная прогулка плавно превращается в челендж под-каким-нибудь вычурным названием типа «Остаться в живых»: каждой клеткой своей белой европейской кожи я ощущала нарастающее желание, а лучше сказать – насущную потребность уносить ноги пока целы! 

Мой план быстро купить фруктов и убраться к себе в гостиницу усложнился тем, что в непосредственной близости к магазину мне никак не удавалось обнаружить фруктовую палатку! Зато - я разглядела магазинчик, торгующий какими-то сладостями! Впопыхах я набросала в пакет каких-то конфето-пирожных, расплатилась и без всякой торговли согласилась на высокую цену проезжающей рядом рикши. 

«Давай, Лена! Не тупи и двигай быстрее мыслями и ногами! В конце концов – не на курорте мы, не на курорте! — вот такими мыслями я в свой первый вриндаванский вечер забивала нарастающее и физически осязаемое желание уехать прочь из этого города! И вообще - из этой дикой нецивилизованной и ужасной страны! 

Глава 14.

- Маша, они мне продали какие-то просроченные конфеты! Я всю ночь дрейфовала между кроватью и уборной!

- Думаю, что дело не в конфетах. Так часто бывает – Индия чистит людей! Тебе же сейчас лучше, чем вчера? 

- О, да, Маша! Мне совсем хорошо – сначала я день не поела, а к вечеру с помощью конфет моему организму удалось избавиться от всего того, что в нем, видимо, было до этого!.. Сейчас мои желудок с кишечником плотно прилеплены к позвоночнику и мне «хорошо»!.. Легко  мне, Маша! Светло и радостно!!!

- Ты хочешь смейся, хочешь – бросайся сарказмами, но Индия чистит тебя. Ты не можешь находиться в Индии с тем количеством негатива, который в тебе был!

- Маш, какой негатив? Ну, не нравятся мне толпы, и эта грязь не нравится… Ну, ругаюсь я про себя тихонько. Что здесь ненормального?? 

- Ты пока не сможешь понять! Скажи лучше, есть ли у тебя какие-то мысли о том, где ты будешь жить? Еще не рассталась с идеей о том, чтобы остаться в гостинице?

- Рассталась я, Маша. От одной только мысли о том, что мне придется самостоятельно ездить за продуктами на этот самый чудо-базар, я рассталась… Рассказывай, куда идти к индусам в дом! 

 

- Я сейчас нарисую на карте и пришлю тебе, а ты пока запоминай: в этой семье живет шесть человек – муж с женой, двое дочерей и двое сыновей. Мужа Зовут Валаба Прабу, а жену – Акинчана матаджи. Девочки у них погодки. Им примерно по двадцать – ту, что постарше и посерьезнее зовут Рада, а ту, что повеселее и поулыбчивей – Анурада. Сыновей зовут Харе Кришна и Харе Рама. Они тоже погодки – им где-то 17- 19 лет. 

- Че, прям так и зовут – Харе Кришна и Харе Рама?? 

- Лена, это очень религиозная и порядочная семья! Да, сыновей так и зовут, и, я тебя очень прошу – не комментируй и не смейся над тем, чего не понимаешь! 

- Не буду, конечно, просто переспросила... Может у них есть какое-то сокращенное имя… Например, Криш или… Имя «Рама» мне так и не удалось преобразовать в что-то сокращенное и уменьшительно-ласкательное… Маша вызывающе молчала в ответ на мои комментарии об именах, и, я засомневалась – действительно, а не сказала ли я чего лишнего?.. 

- Маша, а «прабу» — это типа отчества? 

- Нет, это уважительное обращение к мужчине! Тебя, кстати, будут называть матаджи! Так индусы уважительно называют всех замужних женщин! Акинчана – это матаджи, и ты тоже будешь матаджи! 

- Супер! Я уже предчувствую восторг от своего нового прозвища! Но ладно, это я переживу как-нибудь! Мне же главное начать лечиться, а пусть называют, как хотят! 

- Прекрасный правильный настрой! Лена, я тебя предупреждаю: дом, в который ты придешь, тебе не понравится! Условия там, мягко скажем, не очень, но ты не должна обращать на это внимания! Для тебя сейчас главное – договориться с ними и остаться там жить. Если получится, то считай, что тебе крупно повезло – ты же видишь, как непросто во Вриндаване новичку - а это ты еще не начинала готовить и решать вопрос с питьевой водой, которую тебе нужно откуда-то брать каждый день и в большом количестве! Все, Лен, обнимаю! Я тебе сейчас высылаю карту – у меня начинается тренировка!  

 Положив трубку, я продолжала сидеть на своей гостиничной кровати, и, осмысливать диспозицию. К горлу то и дело подкатывала тошнота, а живот познавал все новые уровни давяще режущих болей… Мне казалось, что разрушительная и отвратительная индийская реальность обрушилась на меня вся и сразу, но где-то глубоко внутри меня внутренний голос шептал: «Ленок, ты видела пока еще только цветочки-и-и! Ягодки еще будут, но позже! Так что не спеши драматизировать!».  

Вы не подумайте только - я обычно сама с собой не разговариваю! Просто в те дни кроме себя самой общаться мне было не с кем! Потому что понять меня мог только тот белый человек, который там физически был! Не просто читал сообщения и слушал мои причитания по телефону, а именно был там, где была я, и, также, как и я чувствовал эти убийственные запахи, проталкивался сквозь молящихся индусов, шарахался между рикшами и быками… К сожалению, в моем окружении таких людей не было. Маша – не в счет! Ее вдохновлял религиозный мотив, а потому одну и ту же индийскую реальность мы воспринимали категорически по-разному! 

«Но может не все так плохо?» – рассуждала я. «Раз миллионы людей со всего мира так жаждут приехать во Вриндаван, значит есть в нем что-то прекрасное – надо только его найти! Ну, и что-нибудь покушать заодно!.. Выше нос!» - И вот, надев свои цветастые наряды, я вышла из гостиницы на главную Вриндаванскую улицу – как с чистого листа – искать красоту и исследовать территорию!  

Но чуда не произошло – мой второй индийский день был удивительно похож на первый – я шарахалась по Вриндавану, рассчитывая или проникнуться экстазом этой толпы, или найти в этом городе хоть одно уединенное, приятное и чистое местечко. Но везде было одно и тоже – паломники, сигналящие мопеды, свиньи, купающиеся в лужах, огромные быки, обезьяны и много-много грязи.

Я металась посреди этого хаоса, кляла свою судьбу и гугл карты, пыталась встретить в толпе кого-то похожего на себя, с кем можно было бы поговорить, но тщетно – в глазах прохожих я видела только религиозный фанатизм и какую-то полуосмысленную радость! 

Я была в этом городе одна! Среди тысяч встреченных мной людей я была единственной, кто не прославлял Кришну и не возводил к небу счастливые глаза. Наверное, от этого у меня было чувство, что я попала в дурдом и среди всего этого беспорядка тороплюсь на прием к психиатру… Кроме того, за два дня нахождения во Вриндаване мне не удалось встретить ни одного человека, кто бы говорил по-английски, и от этого чувство моего внутреннего одиночества становилось еще более истеричным и кричащим. 

Помню, как я стояла посреди улицы– в обтоптанных кедах, липкая от пота и грязная от святой вриндаванской пыли - одна-одинешенька в окружении совершенно чужих и непонятных мне людей. Мне было себя очень жаль, но жалость эта была спокойной, без истерики, без надрыва и претензий к миру. Мне вдруг просто захотелось стать маленькой, а все месиво своих проблем и неурядиц возложить на плечи кого-то могущественного, мудрого и искушенного… 

«Нет, Лена, великую хандру мы прибережем для лучших времен! Какой смысл был приехать на край мира и здесь раскиснуть?!» – с этими мыслями я открыла картинку, присланную Машей, где красной линией был прорисован путь к моему Вриндаванскому дому.

 «Прямо остров сокровищ какой-то!» – брюзжала я про себя… Но брюзжи не брюзжи, а классических адресов во Вриндаване действительно не существовало. По каким-то закоулкам, проталкиваясь между индусами, уворачиваясь от мопедов, следуя красной линии и Машиным подсказкам в телефонной трубке, я не без труда добралась до места, в котором мне предстояло провести ближайшие месяцы своей жизни! 

Часть 8



Copyright © 2019 Three Snails Corp. All rights reserved.