Книга, которой пока нет названия (Часть 8)

Глава 27

Индия тонула в тумане так, что едва возможно было рассмотреть пальцы собственной руки. Привычная реальность как будто исчезла, растворилась в густой влажной дымке, и, только силуэты огромных вековых деревьев вдоль обочины подтверждали, что мы все еще здесь: в этом мире, в этом времени и в этом теле.

В нулевой видимости такси двигалось устрашающе неуверенно, как будто крадучись, и, следуя исключительно интуиции водителя. Из-за тумана и небольшой скорости казалось, что мы совсем не едем, а плывем на гигантском корабле в безбрежном океане куда-то за горизонт, и, самое правильное, что можно было бы сделать – это не бояться, а довериться. Довериться кому угодно, но только не думать о том, чего нам не дано знать и контролировать. Глядя в окно на белую туманную пелену, я отчетливо понимала, что я просто больше не хочу строить предположения о том, что может случиться, а еще больше мне не хотелось размышлять над вопросом «Что, если?». «Попадем в аварию? Перевернемся? Разобьемся?» - мое сознание лениво и очень нехотя перебрало возможные альтернативы. «Но почему обязательно должно происходить что-нибудь плохое? Ведь, в сущности, это всего лишь туман – очень понятный и привычный для этих мест…» - эта неожиданная и непривычная для моей неспокойной натуры мысль возникла в моей голове очень внезапно, но несмотря на свою спонтанность показалась мне очень логичной! Избавившись от созданной самой же собой тревоги, я решила еще немного поспать.

Рядом со мной на заднем сидении такси, слегка откинув голову в бок, досматривали утренние сны еще две девчонки со странными и пока что непривычными моему слуху именами: Бакти Шастра и Йога Майя. На переднем сидении ехал их гуру - худощавый человек лет семидесяти непрестанно кутался в шарф и читал маха мантру, отчетливо и громко выговаривая каждое слово «Харе Кришна, Харе Рам, Рам, Рам, Рам…».

Так уж получилось, что во Вриндаване существовала какая-то неформальная традиция ездить к доктору вместе, а не поодиночке – во-первых, так было удобнее договариваться с переводчиком, а во-вторых, для многих стоимость такси, которая между тем составляла около двадцати долларов за поездку в оба конца, являлась внушительной суммой, а потому люди использовали возможность разделить эти затраты.

Я думала об этих людях…

Я думала о тумане...

А еще - о том, что же мне сейчас скажет врач…

Наша машина-корабль скользила по влажной невесомости…

Гуру громко и старательно выговаривал слова…

Время неотвратимо замедляло бег…

Сознание путалось, тонуло в тумане, и, в какую-то минуту окончательно провалилось в безмятежность.

В невесомость.

В сон.

Как ни странно, но бодрость и четкость мысли не вернулись ко мне ни тогда, когда таксист сообщил о нашем приезде, ни даже тогда, когда я сидела на длинной лавке в комнате у доктора, ожидая своей очереди - все происходившее так и оставалось где-то на грани, а возможно, уже и за гранью реального...

- Твое тело воспринимает лечение! За две недели у тебя прогресс два процента! Но в твоей крови по-прежнему слишком много вирусов и инфекций! Поэтому тебе нужно пить больше воды!

- Больше?? Я же и так пью по десять литров каждый день! – новость о том, что нужно пить больше воды, грубо вытолкнула меня из утренней дремы.

- Но твоя кровь по-прежнему очень горячая! Тебе нужно пить!! – врач терпеливо повторил сказанное.

– Пей так много, как только можешь!

- Ну сколько? Пятнадцать литров? Двадцать? Сколько нужно пить, чтобы вылечиться??

- У каждого свои возможности! Кто хочет вылечиться быстро, тот делает все от него зависящее! - А, кстати, а сколько мне нужно времени чтобы вылечиться? – на этом моменте я почувствовала, что мое дыхание сбивается. Я была искренне убеждена в том, что я уже сполна хлебнула индийской сказки, в очень достаточной степени прониклась местными нравами и культурой, да что там – я даже уже успела помолиться местным богам! Я неотрывно смотрела на доктора и ждала слов «Месяц, два – три… Но не больше трех! Совершенно точно не больше трех месяцев!»

- Тебе осталось лечиться шесть месяцев, - доктор держал свою руку на моем пульсе и что-то там слушал, считал, как бы там ни было, но его действия были слишком далеко за гранью моего понимания!

- Как шесть?! А если я буду пить много воды, то это может быть меньше, доктор?? – я чувствовала, что теряю самообладание… «Полгода! Подумать только! Да я же умру здесь за это время!» - мой мозг чеканил лозунги и угрозы в собственный адрес один за другим!

- Если будешь все делать хорошо, то справишься за шесть месяцев, но, возможно, раньше. Об этом я скажу тебе через несколько недель! – доктор отпустил мою руку, давая тем самым понять, что мой прием закончен, и, я могла бы уступить место следующему пациенту.

Ну что вам сказать? В ту минуту мне казалось, что произошла не меньше, чем катастрофа! Полгода во Вриндаванском доме я не могла бы пожелать даже и врагу!

- Доктор, а можно ли мне поехать домой и лечиться дома?..

- Нет! Ты не можешь уехать домой! Тебе нужно быть во Вриндаване, — с улыбкой сказал доктор, убивая тем самым во мне всякую надежду. На что? Да, в общем-то, на все! Перед моими глазами пролетели сто восемьдесят дней в комнате с заплесневевшими стенами. Без семьи, без друзей, без каких-либо радостей… «Это - приговор!», подумала я тогда, и, разом печаль всех предыдущих поколений тяжелым грузом упала на мои плечи. Сутулясь от своих мрачных мыслей, я уступила место следующему пациенту.

- Ты даже не думай расстраиваться! Ты только представь, что через каких-то полгода ты будешь полностью здорова! – девочка со странный именем Бакти Шастра держала меня за руку и уговаривала так, как будто я малое дитя.

- Мне просто очень не нравится во Вриндаване! Ужасно мне здесь! – я с удивлением слышала всхлипывания собственного голоса.

- А ты сильно болела до этого?

- Ну, скорее сильно болела, чем нет! – это было странно, но воспоминания о моей больнице и о том, что РС неизлечим, как будто стерлись и померкли в сравнении с перспективой провести полгода среди индусов в гиблом, как мне казалось, месте на самой окраине цивилизации. - После этого лечения ты поймешь, что то, что делает этот врач - самое настоящее чудо!

- Да, наверное, чудо… Вот дожить бы! А ты что лечишь?

- Я уже почти закончила лечиться! Сейчас сядем в машину и расскажу! А пока давай послушаем, что скажут Йога Майе и нашему гуру, - мы снова придвинулись по длинным лавкам ближе к врачу, так, чтобы слышать все, что говорит переводчик!

- Он сказал, что у меня большие проблемы с костями! Что я должна начинать лечиться прямо сейчас и рассчитывать примерно на восемь месяцев! – Йога Майя повернулась к нам, и, улыбаясь, спрашивала у Шастры совета.

- Ну, если он говорит начинать лечиться, значит надо начинать! Потому что зачастую нам только кажется, что мы не можем сделать паузу в нашей суперважной жизни! Бери лекарства и не сомневайся! – Бакти Шастра улыбнулась в ответ!

- Я же на семинар собиралась ехать, потом еще проект у меня… - худощавая Йога Майя расстегнула толстовку якобы для того, чтобы свободнее дышать, и, я удивилась ее миниатюрности. Ей было около тридцати лет, но по фигуре она вряд ли чем-то отличалась от пятнадцатилетнего подростка. При среднем росте у нее были узкие бедра, выразительная талия и очень тонкие запястья. Но по тому, как она смотрела, как разговаривала и реагировала на происходящее, я предположила, что в хрупком теле таится отнюдь не слабый характер.

- Ну, ты сама как чувствуешь? Можешь еще жить со своей болезнью? - Шастра была явно настроена прийти к какому-то решению.

- Ну, бывают дни, когда мне хорошо, но все чаще случаются какие-то странные боли и приступы. Вместе с болью я чувствую, что во мне становится как будто меньше жизни!

- Врач говорил про рак кости, но что он пока еще только начинается, или же начнется в скором времени! – переводчица, услышав наш разговор, решила вмешаться и напомнить о том, что, возможно, ускользнуло от нашего внимания.

- Ну, если так, то и думать не о чем, разве нет? – Бакти посмотрела на свою подругу практически в упор.

- Понятно, что не о чем думать! Единственное, что я хочу сейчас решить, это то, начать лечиться сейчас или через месяц, когда я вернусь из Маяпура… Посоветуемся с гуру? - С этими словами девочки обступили семидесятилетнего мужчину и с очень глубоким, искренне непонятным мне уважением, переходящим практически в трепет, обратились к старику. Почувствовав себя лишней в разговоре этих троих людей, я вышла на улицу.

Было чуть больше шести часов утра. Сквозь рассеявшийся туман вдоль дороги куда-то деловито шла компания свиней, а индусы, успевшие в столь ранний час проснуться и выбраться из своих домов, сидели маленькой группкой прямо на земле неподалеку от входа в дом моего врача, и, о чем-то оживленно сплетничали!

- Включить что ли камеру и поснимать этот местный колорит?..

- За сто восемьдесят дней фото возможностей будет еще предостаточно! – уже привычные мне мои же внутренние собеседники обсудили ситуацию, и с печальными мыслями про предстоящие мне индийские полгода я уселась в такси.

Не прошло и нескольких минут, как мои попутчики, хлопнув дверками машины, тоже сидели по своим местам. Водитель завел мотор, и мы выехали на дорогу в сторону Вриндавана - города, которому было суждено стать моей болью, моей печалью, но и моей же радостью! Моим здоровьем, моей победой и моими воротами в прекрасную жизнь, о которой я и не догадывалась раньше.

Глава 28

- Я сегодня до конца дня сделаю все приготовления лекарств так, чтобы завтра утром вы оба смогли начать! – Бхакти Шастра, явно довольная тем, что и ее подруга Йога Майя, и ее учитель, решив все же не откладывать в долгий ящик, взяли у доктора лекарства.

- Это же еще нужно запомнить, как готовить эту специальную диету! Продукты для нее купить! – гуру, сидящий на передним сидении такси и перебирающий четки, явно пытался мысленно представить, как изменится его жизнь после того, как в ней появятся лекарства, ограниченность в еде и многие-многие литры воды. 

- Мы сегодня сходим на рынок и принесем вам все необходимое – и дал, и муку, и специи!  - Йога Майя обратилась к своему учителю, а я снова заметила неизвестное мне до сегодняшнего дня уважение, граничащее с трепетом. 

- Спасибо! Спасибо большое! С помощью Кришны все у нас у всех получится! Будешь с нами делиться опытом? – гуру, улыбаясь, обратился ко мне. 

- Всем, что знаю, поделюсь, конечно! Хотя пить лекарства Шастра вас и без меня научит... А больше делиться нечем особо – сидишь себе, да и пьешь воду! – глядя в окно, я все еще пребывала в унынии от мысли, что ближайшие шесть месяцев мне предстоит провести в этой отвратительной Индии. 

- Лена, не расстраивайся! – Бхакти снова также, как и в кабинете врача, взяла меня за руку. Вриндаван – не такое плохое место, как тебе сейчас кажется! Этот город вообще не такой, каким ты его видела до сегодняшнего дня! Когда я буду чувствовать себя хорошо, я покажу тебе несколько мест, которые тебе очень понравятся, и, возможно, ты также, как и многие живущие здесь, искренне полюбишь его… 

- До любви мне, Шастра, наверно, далеко, но Бог с ним, с Вриндаваном – проживу как-нибудь! Ты лучше расскажи, почему ты плохо чувствуешь себя?! Ты разве еще не закончила лечение? Что вообще с тобой было? – я смотрела на Шастру и пыталась понять, что меня в ней так сильно привлекает… Почему мне так необъяснимо комфортно рядом с малознакомым человеком?.. 

Внешне Шастра была вполне обычной: шатенка лет тридцати, не высокая и не низкая, не худая и не толстушка, но глаза! Серо-зеленые глаза Шастры были лучистыми и какими-то искрящимися! В них танцевали веселые озорные огоньки, какая-то всеобъемлющая нежность… Я до сих пор не могу найти правильные слова кроме тех, что в глазах Шастры светилась и ликовала сама жизнь! Столько жизни, сколько мне, возможно, и не приходилось видеть никогда прежде!..  Я соглашусь, что спустя годы многое могло додуматься и даже исказиться, но я точно запомнила: глядя в глаза этой девочки очень хотелось жить! И уверенно знать, что жизнь эта будет неизменно прекрасной, сулящей многие радости, чудеса и удовольствия! 

- Я закончила стадию с лекарствами. Сейчас продолжаю лечение маслом гхи. Тебе еще далеко до этого, чуть позже я обязательно все расскажу тебе об этом масле! Врач говорит, что моя болезнь ушла пока только на семьдесят процентов. Остальное придет в норму после того, как я закончу гхи. 

- Сумасшествие какое-то – первая часть лечения на порошочках – корешочках, а вторая часть – на сливочном масле!   

- Тебе бы больше понравились капельницы и уколы? – Шастра хихикнула так, как будто бы уже не раз испытала на себе все радости традиционной медицины. 

- Ну, моя болезнь не лечится уколами… Но я бы никогда в жизни не предположила, что она лечится сливочным маслом… 

- Лена, ты не рассуждай слишком! Все равно мы ничего не знаем о том, почему мы заболели, и, как это лечить. Не проще ли, не думая лишнего, довериться человеку, который многие годы ставит на ноги тех, кому никто другой помочь уже не может! 

- Так и делаю, Шастра! Тем более, что другого пути, в общем-то, нет… - я сжала руку своей собеседницы, почувствовав откровенную радость от того, что рядом со мной сидит человек, который уже прошел это необъяснимое индийское лечение, и, рад результатам! – Шастра, а чем ты болела, если не секрет? 

-  У меня был эндометриоз очень тяжелой формы. Это такая болезнь, когда клетки матки по каким-то неизвестным причинам выходят за ее пределы, и, подобно опухолям врастают в разные органы организма: в кишечник, в лимфатическую систему или мочевой пузырь.

- Шастра, может, я что-то путаю, но я знаю, что у многих эндометриоз, и, выглядит он как общее недомогание при месячных… 

- Да, говорят, что эндометриозом болеют многие, но, видно, у меня была какая-то очень тяжелая форма. У меня была боль не один раз в месяц, а все дни – днем и ночью! Опухоли образовывались постоянно и врастали везде, где только возможно! Если можешь себе представить, как это – когда опухоль без наркоза врастает в какие-нибудь внутренние органы. Я теряла сознание от боли! Через пару лет после начала болезни я начала худеть, а потом наступил момент, когда мне вообще стало трудно ходить... 

- Шастра, ну что ты все время преуменьшаешь! Тебе не ходить было трудно, ты вообще не могла встать с кровати и два года перед приездом в Индию ты находилась в состоянии, похожем на полную отключку, – Йога Майя, знавшая Шастру долгое время, решила добавить подробностей в рассказ подруги. – Наши врачи тебе говорили, что ты вообще не выживешь!  

- Да, меня знали по имени все гинекологи и онкологи Израиля. Обследовали, собирали консилиумы, лечили всякими разными супер прогрессивными лекарствами, но мне становилось только хуже! Вылечить меня смог только наш вайдьяджи – боль все еще бывает иногда, и, не такая убийственно сильная, как раньше! Врач говорит, что на гхи и она пройдет! 

- Прямо фантастика какая-то! 

- Да, моя болезнь провела меня по непредсказуемому пути – я девятнадцать лет я бросила своего парня, извинилась перед родителями и ушла жить при монастыре. Это казалось мне логичным и самым правильным решением потому, что все без исключения общепринятые развлечения типа прогулок, вечеринок, дискотек или отношений с мужчинами не приносили мне ничего кроме боли. Я не интересовалась ничем, кроме того, как перестать чувствовать эти режущие ножи внутри себя… Монастырь в итоге и стал моим спасением – оттуда я узнала о том, есть на свете такой врач.  

Сквозь рассеявшийся туман наше такси маневрировало между фурами, мопедами и быками, бесстрашно гуляющим вдоль дороги. Я смотрела на Бхакти Шастру – девочку, чье причудливое имя означало «учение бескорыстной любви к Богу» и до последнего не могла поверить, что ее история может быть правдой. Я не могла представить силу воли, которой была наделена женщина, с улыбкой проживающая такое невероятное количество боли.

При каждой встрече на протяжении всех моих индийских месяцев Шастра Шастра удивляла меня тем, как она – все еще слабая, исхудавшая после болезни, находит в себе и желание силы вдохновлять других. 

 

Часы показывали 7-15 утра. Взметнув привычное облако пыли, такси подъехало к моему дому в поле. 

- Давай сегодня вечером встретимся на скамейках в Ananda Krishna Van, - Шастра заговорщицки подмигнула мне и Йога Майе. - Попьем водички, поболтаем? 

- Я с радостью! Тем более, что до этой гостиницы мне идти не больше двух минут, и, есть надежда, что за этот короткий выход меня не собьет рикша и не пнет какой-нибудь страшный бык. 

- Вот и договорились! – мои попутчики махнули мне рукой в окно уезжающего такси, и, я не успев толком опомниться сразу же попала в окружение моей индийской семьи, привычно заседающей на пластиковых стульях перед входом в дом. 

- Лена матаджи! Скорей рассказывай нам, что сказал врач! – Валаба прабу поставил передо мной пластиковый стул, явно настроившись на мой обстоятельный рассказ.

- Дайте мне несколько минут! Мне нужно принять лекарства, и, пить воду, наконец! Минут через десять я к вам присоединюсь и все расскажу! У меня тут новая порция лекарств еще… Сделаете мне шарики?  

- Конечно, Лена матаджи! Давай пакет и занимайся своими делами! Все сделаем в лучшем виде! Приходи к нам во двор, как закончишь! 

- Спасибо большое, прабу! – я вошла в комнату, закрыв за собой свою массивную железную дверь. Наспех проглотив лекарства, я улеглась на кровать, широко раскинув по сторонам руки. «Кто будет ждать меня полгода в моей стране? Наверняка, вернусь к пустому месту…» - на этот раз мой внутренний собеседник решил начать разговор стремительно, обескураживая меня своей прямотой и четкостью формулировок. «Кто будет ждать твоего возвращения?!»

- Дети будут ждать! Муж будет! А кто еще нужен? – отвечала я.

- Ты уверена, что будет? 

- Да, я уверена! Потому, что он такой человек! Он будет меня ждать!

- Ну… Будет, так будет… Время покажет!

- Покажет! А ты прекрати, пожалуйста, подтравливать! – я огрызнулась собеседнику, который не упускал возможности достать из глубины моего подсознания мысли, которых я очень старалась избегать. И хоть зачастую мой внутренний приятель бросал в мою сторону не больше нескольких фраз, мне требовалось немало времени для того, чтобы победить порожденный им страх или сомнение. И в самом деле, при каких бы еще обстоятельствах я могла бы осмысливать вопросы собственной личной жизни?! Индийская комната без окон совершенно не располагала к философским рассуждениям, но деваться было некуда - вопрос был задан: будет ли Виктор ждать?  

Лежа на кровати все так же – с раскинутыми по сторонам руками, и, забыв о своем обещании вернуться к Валабе, я поплыла по волнам своей памяти во время, которое теперь казалось прошлой, а может даже, и позапрошлой жизнью - моей жизнью до Индии и до болезни. 

 

В том прекрасном времени я была беспечна! Я была свободна – от родителей, от денег, от обязательств, от чужих мнений, решительно от всего, что зачастую мешает людям быть счастливыми! У меня был стабильный бизнес, золотые карты авиалиний, я планировала посвятить ближайшие годы исключительно себе, путешествуя по городам и континентам, наслаждаясь исследованием такого огромного и прекрасного мира… Дайвинг, пустыни, джунгли, велопутешествия по Европе – мне не хватало только одного – времени все это осуществить. И правда-правда, меньше всего мне хотелось обременить себя задачей строить отношения! Тем более, что к тому времени в моей жизни у имелся первый грустный опыт несложившейся любви. 

Но, говорят, что человек предполагает, а мои шутники-боги вот уж никогда не упускали возможности все переиначить на свой манер, да так, чтобы у меня не было совсем никаких шансов все переиграть так, как хотелось с самого начала! 

Мы встретились в толпе. 

Не то, чтобы в абсолютной толчее, но на какой-то людной вечеринке в гольф клубе. Мне до сих пор не понять, почему среди десятков лиц, я увидела именно его, и, почему меня так предательски задрожал голос, когда он заговорил со мной…

«Как восьмиклассница, честное слово» - язвил мой внутренний собеседник.

«Но просто он очень красивый человек!» - отвечала я сама же себе. «И когда-нибудь, когда я решу строить отношения, я буду искать вот такого же! Или очень похожего…»

В тот день мы разошлись, так и не узнав имен друг друга, но «когда-нибудь» не заставило себя долго ждать, и, наступив всего через несколько дней - мы снова столкнулись лицом к лицу в месте, где каждый из нас оказался совершенно случайно. 

 

- Такой хороший планировался день! - бормотала я сама про себя, пытаясь объехать пробки в центре Киева. – Должна была встретиться с заказчиком, и, спокойно уехать в гольф клуб на недельку… Но все почему-то всегда отменяется в самый неподходящий момент! И вот куда теперь деваться за два часа до поезда!? – вырвавшись из плотного столичного трафика, я оставила машину на обочине и побрела пешком к офису человека, с которым мы были весьма посредственно знакомы.  

- Ну, кофе попью. Поболтаем! Зато не придется потом еще раз ехать к вокзалу! – с этими мыслями я переступила порог чудеснейшего маленького офиса с антикварной мебелью, с множеством разного рода статуэток, стоящими на аккуратных деревянных полочках вдоль стен. 

- Привет! А ты какими судьбами здесь? – оглянувшись, я снова увидела человека из толпы, который всего несколько дней назад показался мне таким удивительно красивым.   

- Я здесь волею того, что мимо проходила…Случайно я здесь в общем! 

- О, и я тоже! Тысячу лет собирался заехать, и, вот только сегодня выбрал день! И зря! Как оказалось – у Андрея сейчас встреча важная какая-то.

- И мне со встречами «повезло» сегодня – я начала мысленно прикидывать варианты, куда же мне податься…

- Ты обедала уже? Может, поедим чего-нибудь?

- А, давай и вправду пообедаем! – я посмотрела на часы, и, поняла, что это будет просто идеальный вариант: я не опоздаю на поезд, передам машину водителю, и, спокойно уеду…

- Здесь неплохой ресторанчик есть за углом! Меня, кстати, Виктор зовут!

- Ну, пойдем за угол, раз ты знаешь, что там кормят. Я – Лена!

В маленьком уютном ресторанчике с белыми скатертями и гортензиями на подоконниках мы разговаривали так, как будто были знакомы восемь тысяч лет. Мы сидели друг напротив друга, и, в мою память врезалось ощущение полного доверия этому человеку. А еще, в моей голове закружилась странная, несвоевременная и страшащая меня в тот момент мысль: я бы хотела, чтобы эта встреча длилась дольше! Пусть бы наша встреча повторилась еще раз!.. 

«Так странно! Так сильно странно все это!» - я корила сама себя, но факт оставался фактом - меня очень увлекал этот человек! До такой степени, что я едва могла, да и вряд ли хотела этому противостоять. 

 

«Я не смогу приехать, извините! Везу жену в больницу» - на телефоне мелькнуло сообщение от водителя, который должен быть забрать мою машину. 

- Ого! – сказала я вслух, не сдержавшись.

- Что-то случилось? 

- Ничего особенного… Подбросишь до вокзала? 

- С радостью довезу, если на мотоцикле поедешь! Я на Harley сегодня.

- Ну, а на моей машине можешь?.. И, так, чтобы ее забрать потом с вокзала. Машину, в смысле… 

- Могу! Если тебе это нужно, то могу сделать и так! У тебя точно все в порядке? 

- Да вроде в порядке все! Ты же мне машину потом вернешь?.. – я смотрела на часы, понимая, что, я, наверное, делаю что-то неправильно… Отдаю машину с документами едва знакомому человеку, но несмотря на нелогичность происходящего внутри меня отчетливо и громко звучала фраза «Мы встретились надолго! Очень надолго…»

Все, происходящее в тот день и в годы, следующие за нашей встречей, было очень похоже на неизбежность, на предопределенность, на заранее прописанный и много раз отрепетированный сценарий, где я, оказавшись главным действующим героем, знала свои слова и действия очень давно – протащив их, видимо, откуда-то из прошлых своих жизней. 

 

Лежа на индийской кровати, я калейдоскопом просматривала все, что мы прожили вместе: наши радости, наши неудачи, наши мечты и ссоры теперь казались как будто за чертой, в другой жизни, в которую я когда-нибудь вернусь…  

- Он будет ждать! Не сомневайся – по-дружески приветливо сказал мой зануда-собеседник.

- Всего-то шесть месяцев ради всей нашей будущей счастливой жизни, - улыбнулась я, и, в хорошем настроении, созданном самой же собой, я, прихватив бутылку воды, отправилась во двор - к своей индийской семье – рассказывать о новостях и планах. 

Часть 9

Часть 8

Часть 6

Часть 5

Часть 4

Часть 3

Часть 2

Часть 1



Copyright © 2019 Three Snails Corp. All rights reserved.